Мой Узбекистан

Вторник, 26.09.2017, 01:23

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Особенности грамматики узбекского языка | Регистрация | Вход

Особенности грамматики узбекского языка

Для грамматики узбекского языка характерны следующие специфические черты:

1. В предложениях используется следующая синтаксическая структура: подлежащее – дополнение - сказуемое.

Men kitob yozdim (Я книгу написал)

2. Прилагательное ставится перед определяемым существительным:

U yosh bola (Он маленький ребенок)

3. Наречие ставится перед глаголом:

U tez gapirdi (Он быстро говорил)

4. Вопросительное слово используется в предложении, содержащем ответ на вопрос:

Bu kim? Bu Aziz. (Это кто? Это Азиз.)

5. Послелоги используется таким же образом, как предлоги в английском языке, исключая некоторые имена существительные:

Biz non haqida gapirdik (Мы о хлебе говорили)

Морфологические особенности

Узбекский ученый Абдулхамид Исмоли написал эссе «О философии узбекского языка», в котором проанализировал наиболее заметные и специфические черты узбекской морфологии и попытался объяснить их с точки зрения узбекского менталитета.

Как известно, состав частей речи в том или ином языке можно сравнить со структурой познания. Например, имена существительные обозначают тот или иной предмет или явление, местоимения – субъект, лицо и т.д. Некоторые морфологические особенности узбекского языка напрямую связаны со спецификой национального менталитета, нашедшей свое отражение в языке.

Местоимение

Рассматривая данную часть речи, стоит обратить особе внимание на местоимение "у" (3-е л.), которое одновременно является указательным местоимением. Возможно, для узбекского народа наибольшую важность имеют отношения структуры «я-ты», о чем свидетельствует разграничение этих двух форм (напр., "senlar" – форма множественного числа от "ты"; "Siz", "Siz", "Sizlar" – вежливая форма «Вы»), которые акцентируются также окончаниями всех других частей речи, в отличие от показателя 3–го лица, который имеет нулевой аффикс. Такое подчеркивание различных частей речи с помощью окончаний местоимений, которые, в целом, повторяют само местоимение, лишний раз подчеркивают особое значение, которое придается конкретному лицу, находящемуся в поле внимания: мне, тебе, нам, вам [1].

Имя существительное

Если рассматривать лексический состав данной группы слов, то его характерной особенностью является наличие большого количества персидских и арабских имен, что касается грамматических особенностей, то наиболее важной является отсутствие такой грамматической характеристики, как категория рода.

Возможно, это объясняется все той же природой диалоговых отношений «я-ты», в рамках которых дифференциация по роду является излишней. Такое различие более важно в отношении третьих лиц, однако примеры, указанные выше, свидетельствуют об опосредованном положении третьего лица в узбекском языке. Этот факт может также служить подтверждением того, что в узбекском сознании большое значение придается личным, непосредственным отношениям.

Другой особенностью имен существительных в узбекском языке является разнообразная аффиксация. Собственно говоря, весь словарный состав узбекского языка представляет собой многочисленные комбинации определенных основ с различными по значению и функциям аффиксами. Это языковое явление тоже можно объяснить национальной особенностью узбекского сознания: неизменяющаяся основа комбинируется со стабильными приложениями, в результате чего меняется все целое.

Подробно рассмотрев систему аффиксации, можно отметить определенный порядок следования тех или иных аффиксов в случае одновременного употребления нескольких аффиксов. В узбекском языке аффиксы обычно следуют в следующем порядке:

  1. аффикс, используемый для словообразования
  2. аффикс, имеющий значение множественности
  3. аффикс, обозначающий личную принадлежность
  4. аффикс, выражающий категорию падежа

Конечно, трудно определить, действительно ли категория множественности более значима, чем категория принадлежности, ведь все эти категории присутствует в узбекском языке и, более того, употребляется независимо друг от друга. И все же при необходимости обозначения сразу нескольких категорий соответствующие аффиксы должны следовать указанной схеме, и наиболее значимым в данной ситуации является последний элемент. Каждый предыдущий аффикс одновременно выполняет функцию определителя для следующего за ним аффикса и определяемого для предшествующего. И в этом смысле для слова категории падежности более значима, чем принадлежность, а множественность определяет принадлежность [1].

Глагол

Если рассматривать аффиксацию глаголов, то здесь тоже наблюдается определенный порядок следования глагольных аффиксов. Как и в случае с аффиксацией имен существительных, глагольные аффиксы употребляются в определенном порядке. В случае добавления к основе глагола сразу нескольких аффиксов, они употребляются в следующем порядке:

  1. основа глагола
  2. показатель залога
  3. показатель наклонения
  4. показатель времени
  5. показатель лица и числа
  6. показатель вопросительной интонации

Таким образом, сначала называется действие, затем определяется характер связи этого действия с его исполнителем, отношения данного действия к реальности, время выполнения действия, а также лицо, совершающее данное действие [1].

Если говорить о категории времени в узбекском языке, то можно отметить преобладание форм прошедшего времени (с различными оттенками значений) над формами настоящего и будущего времен. Формы прошедшего времени используются для обозначения различных действий: исполненного, постоянно исполняемого, действия, случившегося в прошлом, но известного с чужих слов (ekan/emish) и т.д. Для обозначения настоящего и будущего времен используются одинаковые формы, эти времена практически сливаются в одно, в чистом виде формы будущее время не встречается. Даже аффикс -ar (оlar), который в тюркских языках употребляется для обозначения будущего времени, в узбекском языке принимает коннотацию предположения, неуверенности.

Другой особенностью узбекского глагола является выделение в отдельную категорию аспекта возможности или невозможности совершения определенного действия. Интересно также, что некоторые формы наклонения, обозначающего желание, совпадают с формами повелительного наклонения, одним словом, зачастую желание звучит как повеление.

Не менее интересным аспектом узбекской глагольной группы является употребление деепричастий, которые имеют особое значение и место. По сравнению с деепричастиями русского языка, обозначающими независимое действие, которое протекает одновременно с основным (напр.: «Смотря в окно, он думал о будущем»), в узбекском языке употребляются деепричастно-глагольные конструкции (ku’ra soldim, tashlay olmadi), которые обозначают одно действие, причем, определяющую роль в данном комплексе играет именно деепричастие, в то время как глагол придает всему значению дополнительный оттенок.

Специфика национального менталитета находит свое отражение в том, что в узбекском языке распространены сложные глагольные конструкции, образованные с помощью основных глаголов "olmoq" ("брать") или "bilmoq" ("знать"), которые служат для выражения аспекта возможности или невозможности выполнения того или иного действия и образуют отдельную категорию. То обстоятельство, что "мочь" в узбекском языке передается с помощью глаголов «брать», «знать», может объясняться историей тюркских народов, связанной с многочисленными завоеваниями.

Другой специфической особенностью узбекских глаголов является образование временных перфектных форма исключительно с помощью основного глагола "emoq" (обозначение бытийности), без использования глагола обладания (англ. to have, нем. haben). В узбекском языке категория бытия является более емкой и никогда не заменяется категорией обладания. Одним словом, "быть" в узбекском понимании не значит "иметь".

Форма входа

Поиск

Меню сайта

...

на развитие сайта
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Календарь

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0