Мой Узбекистан

Вторник, 25.07.2017, 23:28

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каменный век | Регистрация | Вход

Близкий и далекий Каменный век

д.и.н. С.В.Васильев, д.и.н. Т.К.Ходжайов
http://infoshos.ru/ru/?idn=1613

Центральная Азия в настоящее время привлекает пристальное внимание в связи с тем, что она является своего рода транзитным мостом, соединявшим в древности Африку с Восточной Азией, по которому шло заселение этой территории древними популяциями человека. Исследования российских и узбекских археологов и антропологов при активном участии специалистов США, Австрии и других европейских стран в последние 10-15 лет позволяют по-новому взглянуть на ряд проблем, принципиальных для понимания развития культуры человека каменного века. В работе известных российских антропологов С.В.Васильева и Т.К.Ходжайова исследуется проблема заселения древним человеком западной части Центральной Азии, а именно Среднеазиатского Междуречья.

Территория Среднеазиатского Междуречья, давшая большое число палеолитических памятников, наряду с другими тропическими и субтропическими областями Старого Света, была заселена человеком уже в глубокой древности. По мнению многих исследователей, это произошло в ашельское время, хотя не исключается и более ранняя дата. Значительно лучше исследованы в Средней Азии находки мустьерской эпохи, к которым принадлежит большая группа опорных памятников. Это Тешик-Таш в Южном Узбекистане, где найдены останки человека неандертальского типа; Ходжикент и Обирахмат, Куль-булак в Ташкентской области, Кутурбулак под Самаркандом, Карабура в Таджикистане и ряд других памятников. В эпоху мустье более отчетливо проявились те культурные различия, которые стали проявляться еще в предшествующие эпохи. В то же время верхнепалеолитическая культура изучена в Средней Азии значительно хуже, чем предшествующая ей мустьерская. Относящиеся к этому периоду стоянки находятся в равнинных районах Узбекистана ? Самаркандская (Джуракулов и др., 1980) и Кулъбулак (Касымов, 1972), а также в Таджикистане ? Шугноу (Ранов, 1973). Культурные традиции верхнепалеолитического населения Средней Азии, вероятно, восходят к культуре мустьерского населения.

Однако, несмотря на достаточно полное и подробное исследование палеолитической эпохи среднеазиатского региона, на сегодняшний день, остается еще ряд спорных вопросов. Очевидно, это связано со значительным развитием за последние четверть века мировой науки об эволюции человека. Современная антропология практически отказалась от араморфозной гипотезы формирования человека, которая подразумевает стадиальное развитие человека по пути: архантроп, палеоантроп, неоантроп, где каждая стадия характеризуется определенным физическим обликом и материальной культурой. Уже 25 лет назад эта гипотеза начала подвергаться пересмотру. Появились находки, которые стало невозможно отнести к той или иной стадии развития, например, Нгандонг, Броккен Хилл, Бодо, Петралона, Араго XXI и т.д. Очевидным стало несоответствие материальной культуры и физического типа внутри стадий, чему яркий пример экземпляр Сен Сезер.

В связи с этим мировая антропология все более склоняется к кладогенетическому происхождению человека (кладогенез- одна из форм биологического прогресса., когда эволюция таксона идет путем ветвления с образованием новых таксонов и новых направлений развития) с постоянными миграциями и метисацией. Вопросы, связанные с происхождением человека вообще и человека разумного, в частности все больше решаются в пользу моноцентризма. Так на сегодняшний день считается в большинстве признанными следующие положения:

- Все эректоидные формы принято делить на 3 вида: Homo erectus ? азиатские формы (питекантропы и синантропы), Homo ergaster, как правило, - более древние исходно африканские формы, Homo heidelbergensis ? в большей части европейские прогрессивные формы.

- Неандертальский человек вернул себе видовой таксон Homo neanderthalensis. Как вид неандерталец прослеживается только в приледниковой зоне Западной Европы в интервале 70-30 тыс. лет назад. Анализ митохондриальной ДНК неандертальца показал, что общий предок Homo sapiens и Homo neanderthalensis, вероятнее всего, существовал около 500-600 тыс. лет назад. В соответствии с этим неандертальцы, скорее всего, не принимали прямого участия в эволюции современного человека.

- По современным данным, Homo sapiens как вид сформировался на африканском континенте или проходил там начальные этапы формирования. Ряд находок останков человека, анатомически сходного с современным. на африканском континенте датируется 150-130 тыс. лет. Возможно, как сформировавшийся вид с определенным комплексом апоморфных признаков Homo sapiens окажется древнее неандертальца.

Основываясь на вышеизложенных посылках попытаемся рассмотреть формирование палеолитического населения Средней Азии.

Появление наиболее ранних находок палеолитического времени в Средней Азии ? типа Сельунгур (датировка "плавает" у различных авторов от 1,1 млн. до 400 тыс. лет) можно объяснить общей миграцией эректоидных форм из Африки в Европу и Азию. Восточный сухопутный путь миграции из африканского континента, видимо, начался в районе 2 млн. лет назад. О существовании подобной миграции говорят и кавказские находки из Дманиси. Продвигаясь на восток, Homo habilis - Homo ergaster заходил и в более северные регионы. Можно отметить, что заселению территории Средней Азии способствовал более влажный климат в первой половине четвертичного периода, содействовавший обильному развитию растительности и животного мира.

Пещерная многослойная стоянка Сельунгур расположена примерно в 100 км к юго-западу от г. Фергана в южных отрогах Катрантау. Сельунгур - уникальный памятник ашельского времени на территории Средней Азии, он обладает большим археологическим материалом, стратиграфией, сопровождающей фауной (Исламов, Крахмаль, 1995). Особенно важно то обстоятельство, что в культурном слое были найдены изолированные зубы и фрагмент плечевой кости ископаемого человека (Исламов, Зубов, Харитонов, 1988). В 1990 г. при повторном разборе фаунистического материала из Сельунгура был обнаружен правый латеральный нижний резец ископаемого гоминида (Зубов, Ходжайов, 2004). Зубы отличаются довольно хорошей сохранностью, но сильно стерты, что затрудняет детальный морфологический анализ. Они принадлежат разным индивидуумам (от трех до четырех).

Одонтологический материал проанализирован в пределах трех групп: 1) два крупных верхних резца, принадлежащих мужской особи 35-40 лет; 2) небольшой верхний резец (женщина, около 40 лет); 3) три нижних премоляра, принадлежащих либо одному из названных выше индивидуумов, либо третьему индивидууму. Зубы ископаемого человека из Сельунгура по своим морфологическим особенностям занимают промежуточное положение между неандерталоидными и эректоидными формами, сближаясь с последними, уклоняясь при этом, по мнению Зубова А.А., от общего направления эволюционной линии. По всей видимости, сельунгурцы являются специализированным локальным вариантом эректоидной формы.

Нижняя половина диафиза и нижний эпифиз плечевой кости ископаемого человека из Сельунгура принадлежали ребенку десятилетнего возраста. Кость из Сельунгура, по сравнению с тешикташской, более массивна и архаична. Таким образом, обитатели Сельунгура, судя по морфологии зубов и плечевой кости, относятся к ископаемому человеку, относящемуся к категории эректоидных форм.

Археологи отмечают, что на ранних этапах обитания человека на территории Средней Азии был стык двух культур нижнего палеолита: восточноазиатской ? культуры чопперов, охватывающей большую часть изучаемого региона, и средиземноморско-африканской ? культуры ручных рубил, встречающейся в юго-западной прикаспийской части. Сегодня можно с определенной долей уверенности говорить о первичности заселения эректоидными формами Средней Азии с юго-запада Каспия, как основного вектора первоначальной миграции.

Последовательное преобразование каменной индустрии в до- и мустьерскую эпоху, вероятно, говорит о том, что популяции Homo довольно продолжительно существовали в этом регионе. Природные условия благоприятствовали развитию человека и, возможно, как результат эволюционных процессов мы имеем на сегодня находку Тешик-Таш, которая занимает особое положение на эволюционном древе человека.

Скелет неполовозрелой формы был найден А. П. Окладниковым (1940, 1949) в 1938 г. в гроте Тешик-Таш, в горах Байсунтау в Сурхандарьинской области Узбекистана. Череп был изучен Г. Ф. Дебецем (1940, 1947) и М. А. Гремяцким (1949). Рентгенологическое изучение скелета позволило определить его возраст, приблизительно в 9 лет (Рохлин, 1949). М. М. Герасимов (1949, 1964) осуществил скульптурную реконструкцию лица и тела. Естественно, таксономическая оценка неполовозрелого субъекта ? дело несравненно более трудное, чем обработка скелета, принадлежащего взрослой особи. Это и породило дискуссию, не закончившуюся до настоящего времени. Первоначальный вывод Г. Ф. Дебеца сводился к тому, что тешик-ташский мальчик (пол находки был определен как мужской) принадлежал к классическому типу европейских неандертальцев. М. А. Гремяцкий занял нейтральную позицию в оценке таксономического положения находки, не поддержав Г. Ф. Дебеца, но и не возражая против него.

Ф. Вайденрайх (Weidenreich,1945) с большим сомнением отнесся к возможности сопоставления черепа из Тешик-Таша с французскими классическими неандертальцами, отметив ряд прогрессивных особенностей в его морфологии. Г. Ф. Дебец последовательно разобрал морфологическую аргументацию Ф. Вайденрайха и не согласился с ней, продолжая отстаивать свою первоначальную позицию. Однако изучение эндокрана тешик-ташского человека также выявило наличие многих прогрессивных признаков (Бунак, 1951). Выполненная М. М. Герасимовым реконструкция внешнего облика мальчика из Тешик-Таша, опиравшаяся на самостоятельные морфологические изыскания, стала дальнейшим аргументом в пользу взгляда на него как на прогрессивную форму. Поэтому подавляющее большинство исследователей рассматривает тешик-ташского человека как представителя не классического, а прогрессивного типа в составе неандертальской группы (Алексеев, 1973).

Дальнейшая работа над уточнением таксономического положения этой находки была проведена с использованием процедуры получения "взрослых" размеров на основе шкалы их изменений от младенческого до взрослого состояния у современного человека. В.П. Алексеев (1973, 1978) подтвердил существование значительных отличий от классических неандертальцев Франции и объединил амудских и шанидарских неандертальцев с тешик-ташской находкой в единую переднеазиатскую группу, имеющую самостоятельное место внутри неандертальского вида. Прогрессивные положения тешик-ташской формы получили дополнительное подтверждение, опиравшееся на некоторые наблюдения по геометрии черепа (Пинчукова, 1986). Прогрессивный характер тешик-ташской находки позволяет высказать мысль, что территория южных районов Средней Азии входила в обширный восточно-средиземноморский очаг сапиентации, который, учитывая морфологию крымских и кавказских палеоантропологических находок мустьерского и ашельского времени, включал, по-видимому, Кавказ и южные районы европейской части бывшей СССР.

Оби-Рахмат. В 2003 г. в гроте Оби-Рахмат, расположенном на территории Республики Узбекистан, в 100 км к востоку?северо-востоку от г. Ташкент, были обнаружены шесть отдельных постоянных зубов из верхней челюсти и примерно 150 мелких фрагментов черепа. Обнаруженные останки по данным радиоуглеродной датировки, могут быть древнее 40 тыс. лет, а по урановому ряду - старше 80 тыс. лет. Предполагается, что кости принадлежат одному индивиду в возрасте 9-12 лет. М. Гланц, Б. Виола, Т. Чикишева (2004) приходят к заключению, что на современном уровне анализа невозможно четко определить, является ли OR-1 (Оби-Рахмат) антропологически современным человеком как гоминиды из Кафзех и Схул, или неандертальцем.

Морфология останков из грота Оби-Рахмат и их довольно уникальный археологический контекст указывают на то, что не стоит рассматривать территорию Центральной Азии только лишь как восточную границу диапазона распространения неандертальцев или как территорию, населенную в период среднего палеолита только неандертальцами. В этом регионе могло происходить динамичное и разнонаправленное заселение в период верхнего плейстоцена. Несмотря на присутствие ряда неандертальских архаичных черт, которые отмечены у центральноазиатских гоминидов, неандертальцев в ?классическом? смысле могло вообще не быть в Центральной Азии (Гланц, Виола, Чикишева, 2004).

Исследуя пирамиды височных костей ОR-1 (Оби-Рахмата) с помощью компьютерной томографии, специалисты пришли к заключению, что индивидуум OR-1 ближе к неандертальцам, нежели к современным людям или хронологически ранним людям современного антропологического облика с Ближнего Востока. Не исключено, как предполагают исследователи, существовал определенный генетический обмен между популяцией, к которой принадлежал индивидуум OR-1 как с неандертальцами, так и с людьми современного облика (Виола, Зайдлер, Дитер цур Нэдден, 2004).

Самаркандская стоянка. Находится в черте г. Самарканд и датируется началом верхнего палеолита. В 1962 г. здесь обнаружена половина нижней челюсти с зубами, в 1966 г. - еще одна нижняя челюсть. Первая, по-видимому, принадлежала женщине, вторая ? мужчине. Исследовавшие их В. В. Гинзбург и И. И. Гохман (1974) полагают, что верхнепалеолитические обитатели Самаркандской стоянки принадлежали к европеоидной расе, возможно, к ее южному стволу. Одонтологический анализ зубного аппарата (Зубов, Гохман, 2004) однозначно подтвердил принадлежность их к виду Homo sapiens с характерными чертами европеоидной большой расы.

Результаты изучения каменного века Средней Азии симптоматичны в том отношении, что они выявляют значительную хронологическую преемственность культур, с одной стороны, и заметные следы внешних воздействий, - с другой. Общая картина развития культуры каменного века достаточно сложна. Бесспорен факт наличия в Средней Азии двух культурных традиций, прослеживаемых с раннего палеолита и достаточно отчетливо обнаруживающихся на заключительных этапах каменного века. Одна из них связана с кругом галечных культур Центральной и Восточной Азии, другая ? с культурами Передней Азии и Европы. По-видимому, применительно к Средней Азии правильнее говорить не о границах разных культурных традиций, а о переходной зоне со свойственной ей мозаичностью культур и неустойчивостью границ, что не могло не сказаться на формировании антропологических особенностей древнейшего населения.

Палеоантропологические материалы каменного века с территории Средней Азии, относительно хорошо изученной в археологическом отношении, к сожалению, пока представлены лишь единичными и разрозненными находками.

Литература

Алексеев В. П. Положение Тешик-Ташской находки в системе гоми-нид//Антропологическая реконструкция и проблемы палеоэтнографии. М.: Наука, 1973. Алексеев В. П. Палеоантропология земного шара и формирование человеческих рас. Палеолит. М.: Наука, 1978.

Бунак В. В. Муляж мозговой полости палеолитического детского черепа из грота Тешик-Таш. Узбекистан. Сб. Музея антропологии и этнографии АН СССР. Т. 13. М.: Наука, 1951.

Виола Б., Зайдлер Х., Дитер цур Нэдден. Изучение верхних краев пирамид височных костей OR-1 с помощью компьютерной томографии. Грот Оби-Рахмат. Новосибирск, 2004.

Герасимов М. М. Основы восстановления лица по черепу. М.: Наука, 1949.

Герасимов М. М. Люди каменного века. М.: Наука, 1964.

Гинзбург В. В., Гохман И. И. Костные остатки человека из Самаркандской палеолитической стоянки. Проблемы этнической антропологии и морфологии человека. Л.: Наука, 1974

Гланц М., Виола Б., Чикишева Т. Новые останки гоминидов из грота Оби-Рахмат. Грот Оби-Рахмат. Новосибирск, 2004.

Гремяцкий М.А. Череп ребенка-неандертальца из грота Тешик-Таш. Южный Узбекистан. В кн.: Тешик-Таш. Палеолитический человек. М., 1949.

Дебец Г.Ф. Об антропологических особенностях человеческого скелета из пещеры Тешик-Таш. Труды Узбекского филиала АН СССР. Серия История и археология. Вып.1. Ташкент, 1940.

Дебец Г.Ф. О положении палеолитического ребенка из пещеры Тешик-Таш в системе ископаемых форм человека. М., 1947.

Джуракулов М. Д., Холюшкин В. А., Батиров Б. X. Самаркандская стоянка и ее место в позднем палеолите Средней Азии. Палеолит Средней и Восточной Азии. Новосибирск: Наука, 1980.

Зубов А.А., Ходжайов Т.К. Палеолитическая стоянка Сельунгур (антропологическое исследование). Вестник антропологии. Научный альманах. Выпуск 11. М.. 2004.

Зубов А.А.. Гохман И.И. Некоторые дополнительные одонтологические данные в связи с описанием костных останков человека с палеолитической стоянки Самарканд. Вестник антропологии. Научный альманах. Выпуск 10. М.. 2003.

Исламов У.И., Зубов А.А., Харитонов В.М. Палеолитическая стоянка Сельунгур в Ферганской долине. Вопросы антропологии. Вып. 80. 1988.

Исламов У.И., Крахмаль К.А. Палеоэкология и следы древнейшего человека в Центральной Азии. Ташкент,1995.

Касы мо в М. Р. Многослойная палеолитическая стоянка Кульбулак в Узбекистане. Палеолит и неолит СССР. Т. 7. Л.: Наука, 1972.

Окладников А. П. Исследование мустьерской стоянки и погребения неандертальца в гроте Тешик-Таш, Южный Узбекистан (Средняя Азия) //Тешик-Таш. Палеолитический человек. М.: Изд. МГУ, 1949.

Окладников А. П. Неандертальский человек и следы его культуры в Средней Азии. Предварительные данные и выводы о раскопках в гроте Тешик-Таш. Сов. археология. Т. 6. М.?Л.: Изд. АН СССР, 1940.

Пинчукова И. М. Систематическое положение ребенка из пещеры Тешик-Таш. Проблемы эволюционной морфологии человека и его рас. М.: Наука, 1986.

Ранов В. А. Шугноу ? многослойная палеолитическая стоянка в верховьях реки Яхсу (раскопки 1969?1970 гг.)//Археол. работы в Таджикистане. Вып. 10. Душанбе, 1973.

Р о х л и н Д. Г. Некоторые данные рентгенологического исследования детского скелета из грота Тешик-Таш,.Южный Узоекистан. Тешик-Таш. Палеолитический человек. М.: Изд. МГУ, 1949.

Weidenreich F. The paleolithic child from the Teshik-Tash cave in Southern Uzbekistan (Central Asia). Amer. Journal of phys. Anthropology (n.s.), v.3, N2. 1945.

Форма входа

Поиск

Меню сайта

...

на развитие сайта
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Календарь

«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0