Мой Узбекистан

Вторник, 26.09.2017, 17:49

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Бабур | Регистрация | Вход

Захириддин Мухаммад Бабур

1483—1530

Захириддин Мухаммад Бабур занимает особое место в исто­рии культуры и литературы узбекского народа. В этом человеке сочетались самые различные таланты. Он был не только видным государственным деятелем своей эпохи, но и основателем ог­ромного сильного государства, которое просуществовало после его смерти более трёхсот лет. Бабур является автором един­ственных в своём роде исторических записей — "Бабур-наме" — ценнейшего памятника в прозе на литературном узбекском язы­ке. Почти вся его жизнь прошла в сменявших одна другую воен­ных экспедициях, но Бабур уделял время науке, литературе, музыке, добившись и на этом поприще значительных успехов. Ему принадлежат стихотворные трактаты по правоведению и экономике, трактаты в прозе по музыке, поэтике и по военному делу, он создал свой особый стиль письма, называемый "Хатти Бабури". И в то же время Бабур был талантливым лирическим поэтом, продолжившим лучшие традиции поэзии Алишера На­вои и сумевшем внести свой вклад в развитие узбекского языка и литературы.

Захириддин Мухаммад Бабур родился в благодатной Ферган­ской долине 14 февраля 1483 года. Уже в возрасте двенадцати лет Бабур унаследовал отцовский престол и с первого дня прав­ления стал защищать свой удел от посягательств других претен­дентов. После девяти лет упорной борьбы Бабур потерпел окончательную неудачу в своём стремлении объединить тимуридское государство и был вынужден покинуть родной край. Так, в воз­расте двадцати одного года, Бабур стал изгнанником. Позже тема изгнанничества и потери Родины станет одной из центральных тем лирики Бабура.

Ты на чужбине — и забыт, конечно, человек!

Жалеет только сам себя сердечно человек.

В своих скитаньях ни на час я радости не знал!

По милой родине скорбит извечно человек.

После безуспешных попыток вернуть утраченные владения Бабур предпринимает ряд походов в Индию и, разгромив войска делийского султана, основывает на подвластной ему территории империю, вошедшую в историю мировой цивилизации под име­нем "Империя Великих Моголов".

Бабур умер 26 декабря 1530 года в Агре. Впоследствии его останки были перевезены в Кабул. Гробница его сохранилась до наших дней.

Самым значительным его произведением по праву является "Бабур-наме". В этом своеобразном историческом документе от­ражены не только события из жизни Бабура за двадцать пять лет, но и даётся подробное описание окружающей природы, ра­стений и животных, самые различные сведения по культуре, архитектуре, искусству, географии, климату тех стран, в кото­рых довелось побывать автору. Бабур много пишет о людях, с которыми его свела судьба. Книга полна ярких портретов совре­менников Бабура, известных деятелей своего времени — по­этов, музыкантов, художников, правителей. Особенно тепло от­зывается Бабур о своём духовном наставнике, великом узбекс­ком поэте Алишере Навои. "Бабур-наме" является не только интересным литературным произведением, образцом мемуарной прозы на узбекском языке, но и историческим памятником, ко­торый дает полное представление о жизни народов Узбекистана и Центральной Азии на рубеже XV и XVI веков. Это произведе­ние свидетельствует так же о том, что его автор был одарённым, волевым и умным человеком, с разнообразными интересами и большим кругозором.

Захириддин Мухаммад Бабур был в то же время талантли­вым поэтом. Поэтическому искусству он учился у своего вели­кого современника Навои, но при этом его лирика лишена подражательности. Бабур сумел привнести в достаточно устоявши­еся жанровые и образные каноны газели своеобразную лёгкость и пронзительную искренность чувств, ясность, простоту и реа­листичность. Для лирики Бабура характерно то, что глубокие и сложные переживания автор передаёт в чрезвычайно простых выражениях:

Меня судьба, увы, измучила вконец.

Оторвала давно от любящих сердец.

Чего-чего она мне только не дарила:

И горе, и позор, и царственный венец.

Большое место в его произведениях уделено родине, которую поэт горячо любил. Разлука с родным краем была огромной жизнен­ной трагедией Бабура. До конца своих дней он с теплотой вспо­минал прекрасную Ферганскую долину, её благодатные земли и буйные реки. Нередко тема потерянной родины совмещена в стихотворениях поэта с темой любви. Переживая разлуку с воз­любленной, Бабур оплакивает утрату отчизны:

Чужбине заплатил своею кровью дань я.

Моё лицо давно покрыла пыль изгнанья.

Мне страшно расспросить о том, как ты жила,

Мне страшно говорить и про свои страданья.

Согласно традициям восточной лирики, воспевающей любовь, красоту возлюбленной, радость свидания и страдания от разлу­ки, темой большинства газелей Бабура является тема неразде­ленной любви. Лирический герой Бабура страдает от ветрености и капризов возлюбленной и в то же время не устаёт восхищать­ся её красотой. В описаниях возлюбленной много возвышенных сравнений, поэт называет её солнцем, луной, часто сравнивает с цветами — розой, тюльпаном, гиацинтом, фиалкой. Влюбленный герой газели сравнивает себя с мотыльком, сгорающим в пламе­ни любовного жара, с соловьем, воспевающим гордую красоту неприступной розы. Эти поэтические средства были характер­ными для поэтики жанра газели. Бабур творчески переработал традиции газели, внёс в описания простоту и реалистичность. Лирическая героиня его газелей, несмотря на возвышенные эпи­теты, земная женщина, капризная и непостоянная, приносящая страдания полюбившему её поэту.

Для восточной поэзии характерна ярко выраженная фило­софская направленность, получившая отражение и в лирике Бабура.

Желанной цели должен ты добиться, человек,

Иль ничего пускай тебе не снится, человек.

А если этих двух задач не сможешь ты решить —

Уйди куда-нибудь, живи, как птица, человек!

Богатая по своему содержанию, высокая по художественному уровню лирика Бабура находит отклик в сердцах современ­ных читателей, свидетельствуя о большом интересе к творче­ству поэта.


ГАЗЕЛИ

Настало время уходить, покинуть старый кров.
Иди, куда глаза глядят, избавлен от оков.

Вдали от суеты мирской я стать святым хочу.
Доколе унижаться мне перед толпой глупцов?

Они преследуют меня... О, если бы навек
Не видеть человечьих лиц, людских не слышать слов!

Больное сердце не кори за бегство: ведь оно
Не так безумно, чтоб его я запер на засов!

Не говори: "Постой, Бабур, куда тебя несет?"
А что поделать я могу, коль божий суд таков?

* * *
Живя на чужбине, без милой страдал я так много,
Что в старца меня превратила разлуки дорога.

Покамест я двигаюсь — буду стремиться к любимой,
Не ведаю, жребий какой мне назначен от бога...

Судьба меня гонит — иначе, пленен гиацинтом,
Я разве скитался б вдали от родного порога?

Землею индийскою этой обласкан я щедро,
Но что мне с того, если в сердце — печаль и тревога?!

Забрел от тебя в даль такую Бабур — и не умер!
Подруга, за промах не надо судить его строго.

* * *

Щека — тюльпан, пушок — фиалка, а локоны — райхан,
Весь юный лик — цветник чудесный, весенний цвет полян.

Щека — жарка, пылает солнцем, обилен слов улов,
И темно-алы уст кораллы, и строен гибкий стан.

В глазах — вражда, в словах — отрава, но мед в ее устах,
На языке ее — лекарство от нанесенных ран.

Встречаться часто мы не можем, а между тем, вдали
От этих губ я проливаю слез целый океан.

Коня заигрыванья хитро ты гонишь так и сяк,
Рвани поводья, пусть поближе подскачет конь-буян.

Как выразить такую прелесть, как описать ее?
Ведь красота твоя сметает людей, как ураган.

Пускай она несправедлива, нет выбора, Бабур:
Ее поступки не могу я судить, она — султан.


РУБАИ

Тому, кто свет искал и знания постиг,
Достойный ученик нужнее всяких книг.
Я многое постиг, но нищ учениками.
Быть может потому, что сам я ученик.

* * *

Я сердцу говорю: "Любовью не живи,
Тебе, увы, не стать счастливей от любви!"
А есть ли в мире тот, кто знал в любви удачу?
Коль есть, скажу ему: "Судьбу благослови!"

* * *

Вам, воины мои, вам, кто горяч и смел,
Победу и любовь бог да пошлет в удел.
Народ моей земли узнал отвагу вашу,
И благодарность я принес вам, как умел.

* * *

Ты затруднение мое, художник, разреши:
Здесь на платке узор такой искусный напиши,
Чтоб мысли все мои на нем любимая прочла,
Чтоб ей открылся весь тайник тоскующей души!

* * *

Ты — роза яркая, но я — нижточный соловей.
Ты — пламя жаркое, но я — зола, возьми, развей!
"Нет соответствия!.." Но ты не избегай меня:
Народам — царь, я стал рабом по прихоти твоей!

* * *

Бродягой стань, но не рабом домашнего хламья.
Отдам и этот мир и тот за нищий угол я.
Бродяжничество — не позор, и нищенство — не срам,
Уйти куда глаза глядят — давно мечта моя!

* * *

Не жертва скопидомства я, не пленник серебра,
В добре домашнем для себя не вижу я добра.
Не говорите, что Бабур не завершил пути, —
На месте долго не стою. Мне снова, в путь пора.

* * *

Я ни своим и ни чужим ни в чем не угожу.
Соперник — зол, возлюбленной — бельмом в глазу служу.
Как ни стремлюсь я делать всем добро, однако сам,
Увы, живою притчей зла среди людей брожу.


Форма входа

Поиск

Меню сайта

...

на развитие сайта
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Календарь

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0