Мой Узбекистан

Понедельник, 20.11.2017, 18:06

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | ХОДЖА АХРАР ВАЛИ. ДЖУМА-МЕЧЕТЬ | Регистрация | Вход

 ХОДЖА АХРАР ВАЛИ. 

ДЖУМА-МЕЧЕТЬ

     После арабского завоевания в VIII веке древний, зароастрийский Ташкент (его тогда называли Чач) лежал в развалинах. Города фактически не существовало. Пришельцы-арабы даже имени его не могли правильно произнести. В их языке не было звука "ч", и название плодородной долины Чирчика они исказили в слово "аш-Шаш".

     В 819 году молодой эмир Яхья ибн Асад, только что получивший от арабского наместника восточной части халифата жалованную грамоту на управление всеми землями нынешней Ташкентской области, остановил своего коня у возвышенности, которая и сейчас довольно ясно просматривается между тремя городскими площадями - Чорсу, Ходра и Иски-Джува. "Здесь мы построим нашу столицу, - сказал Яхъя почтительно двигавшейся за ним свите, - пусть на этом холме встанет Мадина аш-Шаш - северный форпост Мавераннахра!" В его свите были гвардейцы-тюрки, и они дружно подхватили слова командира: "Да, да, именно здесь поднимется город Шаша!" На языке тюрков "Мадина аш-Шаш" звучит как "Шашкент". А на самой высокой точке выбранного холма Яхъя ибн Асад приказал заложить фундамент первой в Ташкенте соборной пятничной мечети. 

     С тех пор прошло много столетий. Многократно город разрушался и возрождался вновь. Но неизменно архитектурной доминантой Шашкента (с XI века говорили уже Ташкент) оставался куб соборной джума-мечети. Та постройка, облик которой сохранили старинные рисунки и фотографии, относится к XV веку. На высокий пятнадцатиметровый куб главного здания мечети во времена зарождения фотографии любили подниматься фотографы, чтобы запечатлеть своей, тогда еще совсем несовершенной аппаратурой панораму старого Ташкента с высоты птичьего полета.

     Ташкент, как известно, стоит вблизи гор, в зоне землетрясений. Поэтому многие средневековые монументальные здания здесь часто страдали от ударов подземной стихии, иногда они даже полностью разрушались. Не избежала частых реставраций и пятничная мечеть. Например, в XVIII веке, в период расцвета самостоятельного Ташкентского государства под управлением шейхантаурского хакима Юнуса Ходжи, основательно был отремонтирован главный куб и полностью перестроены сводчатые галереи с кельями вокруг длинного двора.

     Серьезный ущерб главной мечети нанесло сильнейшее землетрясение 1868 года, когда ощутимо пострадало большинство ташкентских памятников средневековой архитектуры. Соборная мечеть выбыла из строя почти на два десятка лет. Только в 1888 году она была окончательно восстановлена на средства, предоставленные российским императором Александром III, поэтому ее стали называть Царской мечетью. И хотя внешний облик здания при реконструкции пришлось несколько изменить, оно, как и раньше, производило весьма внушительное впечатление. Достаточно сказать, что это третья по величине пятничная мечеть Узбекистана. Ее превосходят только две постройки подобного рода - Биби-Ханым в Самарканде и Калян в Бухаре.

     Современная главная джума-мечеть в Ташкенте полностью перестроена, и теперь не один, а целых три больших купола венчают исторический старогородской холм.

     Напротив старого центрального входа в мечеть, который ранее находился на северной стороне, стояло возведенное в 1451 году скромное одноэтажное медресе. Теперь оно не существует, так как в 1954 году городские власти вздумали разобрать его на кирпичи, необходимые для реставрации соседних зданий. Это медресе, как и соборную мечеть в самом центре древнего Ташкента в дар родному городу выстроил Убайдулла Ходжа Ахрар (1404-1490 гг.), один из самых знаменитых общественных деятелей эпохи темуридов.

     Он родился в старинном кишлаке Богустан, который до строительства Чарвакского водохранилища все еще стоял вблизи Бричмуллы в Чимганских горах. Убайдулла со стороны матери был родичем почитаемого ташкентского шейха Ховенди ат-Тахура (Шейхантаура) и, следовательно, принадлежал к числу потомков пророка Мухаммада.

     С ранних лет мальчик был развит не по годам, охотно принимал участие в зикрах (молениях) странствующих дервишей. Проучившись немного в разных медресе Ташкента и Самарканда, Убайдулла с посохом в руке отправился в многолетнее пешее странствие по обширной империи темуридов. Молодой человек из Ташкента во время этого "хождения в люди" превратился в уважаемого и почитаемого духовного руководителя верующих, стал главой суфийского братства. В Гиссарских горах он принял посвящение (иршад) от самого старца Якуба Чархи, ученика и последователя прославленного бухарского философа Багауддина Накшбанди.

     Когда в 1432 году Убайдулла Ходжа Ахрар вернулся в Ташкент, он уже был шейхом самого популярного в государстве темуридов суфийского ордена "накшбандиев". Орден этот существует и поныне и насчитывает сотни последователей во многих странах мира. Среди "отцов- основателей" ордена наиболее почитается имя Ходжи Ахрара - "полюса круга наставников в вере". Шейх при жизни пользовался огромным авторитетом в государстве. Он воспитывал темуридских царевичей - мирз, состоял в дружеской переписке с самыми знаменитыми людьми эпохи - поэтами Навои и Джами.

     Убайдулла Ходжа Ахрар разработал и обосновал учение о необходимости участия суфиев в общественной жизни, что имело большое значение для Центральной Азии.

     Когда правитель Мавераннахра, правнук Амира Темура мирза Абу Саид пригласил шейха из Ташкента в Самарканд, Ходжа Ахрар, уезжая, приказал построить большую пятничную мечеть и медресе в древней ташкентской махалле Гульбазар. Легенды утверждают, что денежные средства на строительство Убайдулла выручил от продажи ниточек-обрезков, которые сами собой получаются на краях свертков ткани, разрезаемых на стандартные куски.

     Так это или не так, но на старинном фундаменте, оставшемся от первой ташкентской мечети времен Яхьи ибн Асада, вырос в середине XV века характерный куб с куполом и открытым на восточную сторону арочным перекрытием. Раньше, когда вокруг не было вообще никаких высоких построек, куб джума-мечети Ходжа Ахрар Вали было видно со всех сторон, особенно хорошо - с древнейшего в Ташкенте рынка Чорсу, который шумит на одном и том же месте вот уже более тысячи лет.

     Архитектурный ансамбль, окружавший джума-мечеть Ходжа Ахрар Вали, в наше время практически полностью разрушен, если не считать сильно отреставрированного здания медресе Кукельдаш и купола махаллинской мечети Гульбазар. Представить себе первоначальный облик этого примечательного уголка старого Ташкента теперь можно только по редким старинным фотографиям.

Борис ГОЛЕНДЕР

Иллюстрации из собрания автора.

 04.02.2006

Форма входа

Поиск

Меню сайта

...

на развитие сайта
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0